Сергей Бондаренко (sergbond) wrote in serpuhov,
Сергей Бондаренко
sergbond
serpuhov

Спас-Тешилово в апреле


Так выглядело место бывшего Спас-Тешиловского городища год назад (оно и сейчас примерно так же выглядит):

Место бывшего Спас-Тешиловского городища в апреле 2006

Место бывшего Спас-Тешиловского городища в апреле 2006

Место бывшего Спас-Тешиловского городища в апреле 2006

Место бывшего Спас-Тешиловского городища в апреле 2006

Место бывшего Спас-Тешиловского городища в апреле 2006

Место бывшего Спас-Тешиловского городища в апреле 2006


Ю. В. Беспалов
История града Тешилова

Всего в километре от Пущина, за речкой Любожихой, есть уголок, особо почитаемый горожанами. У излучины Оки, где сосны взбегают на крутой мыс, сохранился молчаливый свидетель старины и образец древней инженерии — Тешиловское городище. Сообщая местному ландшафту неповторимую прелесть, этот мыс стал излюбленным местом прогулок. Ученые, студенты, школьники — все, кто слышал о городище, непременно идут к нему, как на свидание со стариной.

В далекие незапамятные времена люди облюбовали крутой мыс у окской излучины и построили на нем город. В соответствии с законами тогдашнего градостроения, окружили его земляным валом, прорыли глубокие рвы. Еще и теперь нетрудно определить очертания города-крепости. Правда, рвы порядком заросли, валы оплыли. На склонах, что спускаются к реке, пристроились клены. Раскинув крону над рвом, шелестит листвой состарившаяся береза.

Когда-то крепостной вал был увенчан деревянными стенами. На юг, к боевому полю, вели ворота, снабженные мощными запорами. Место, где находились ворота, еще хорошо видно. Над воротами возвышалась сторожевая башня, с которой далеко просматривались окрестные места. В случае опасности дозорные давали сигнал, по которому все жители ближайших поселений, бросив пашни и жилища, устремлялись под защиту крепостных стен либо укрывались в лесах. Времена были суровые. Много раз пламя пожаров слизывало с холма деревянную крепость и мирные селения хлебопашцев. Едкий дым душил несчастных поселян, спасавшихся от врага и огня в соседних рощах. Но те немногие, что оставались в живых, упрямо рубили новые дома и новый «город». И как напоминание о деревянном городе, исчезнувшем в лихую годину, стоит у земляных валов одинокая деревенская изба — таков он сейчас, некогда людный город Тешилов.

Мало сведений о древнем Тешилове оставили нам летописцы. В Полном собрании русских летописей Тешилов встречается дважды: в летописном сборнике, именуемом «Никоновским», и в «Воскресенской летописи». В сохранившихся источниках точной даты основания города Тешилова нет. Никоновская летопись только упоминает о нем в связи с событиями, происходившими в Земле вятичей в середине XII века, а Воскресенская летопись называет его в списке «русским городам дальним и ближним», составленном в XVI веке. Стоит заметить, что все летописи, как ранние, так и поздние, вообще не упоминали ни одного города вятичей до XII века, словно до этой поры их и не было вовсе. Однако раскопки, проведенные на берегах Оки, дали археологам основание отнести появление вятических городов к более древнему времени.

В 1925 году известный археолог А. В. Арциховский, раскапывая курганы вятичей, провел разведывательные раскопки на Тешиловском городище. Исследования подтвердили слова летописца о том, что на месте городища в XII-XVI вв. находился город-крепость, основание которого можно отнести к более раннему времени.

Приведем лишь некоторые сведения, полученные в результате раскопок. Площадь городища около одного гектара, высота крепостных валов до 10 метров; в южной части площади городища обнаружено древнее кладбище, а вдоль валов открыты остатки бревенчатых изб, которые, тесно примыкая друг к другу, образовывали длинные ряды, похожие на улицу. Вещи, собранные на городище в большом количестве, свидетельствуют о том, что город принадлежал славянам-вятичам.

Кто основал «град» Тешилов и когда это произошло, сказать трудно. Можно предположить, что мыс на берегу Оки облюбовал и заложил на нем крепость, ставшую со временем центром волости, один из вятических князьков по имени Тешило. А имя Тешило, так же как и подобные ему славянские имена — Творило, Судило были в старину не редкость, что подтверждается берестяными грамотами X-XIV веков.

Никоновская летопись говорит о том, что уже в первой половине XII столетия Тешилов был город. Напомним, кстати, в связи с чем он упоминается. Разгоревшаяся борьба за Киевский великокняжеский стол, между потомками Владимира Мономаха и потомками Олега Черниговского, втянула в круговорот событий и забытую летописцами Землю вятичей. Внимательно следя за развитием военных действий, летописцы вновь заговорили о вятичах, но на этот раз не о игрищах в лесной глухомани, а о неизвестных до селе вятических городах. И среди впервые названных городов встречается наш Тешилов.

Впрочем, обратимся к страницам летописей. В 1146 году черниговские князья потерпели поражение в борьбе за Киевский стол. Участник этой борьбы новгород-северский князь Святослав Ольгович — отец главного героя «Слова о полку Игореве» — был вынужден бежать из Киева. Преследуемый киевским князем Изяславом и своими черниговскими родственниками, он бросил собственные владения и ушел с женой, детьми и дружиной за леса, в Землю вятичей. Первым вятическим городом на пути беглеца оказался Козельск, но закрепиться в нем не удалось и Святослав Ольгович отправился к верховьям Дона в город Дедославль, затем, повернув на север, пришел на Оку «в Колтеск городок» (ныне село Колтово в устье речки Мутенки в 25 км от Тешилова). Сюда суздальский князь Юрий Долгорукий прислал ему подкрепление — дружину белозерцев. Как и следовало ожидать, погоня прекратилась. Святослав тем временем совершил поход в верховья Протвы, «взя люди Голядь» и «прочая власти воева», возвратился на Оку. Здесь он получил приглашение от Юрия Долгорукого прибыть к нему «на Москву». Союзникам необходимо было договориться о совместном выступлении против великого князя Киевского.

Четвертого апреля 1147 года состоялась встреча «на Москве», а на следующий день для гостя был дан «обед силен», после которого суздальский князь богато одарил гостя, его семейство и дружину. Повествуя об этом событии. Никоновская летопись сообщает, что на встречу с Юрием в Москву Святослав Ольгович выехал из Тешилова. Из Москвы Святослав возвратился к берегам Оки и, как говорит другая летопись, «иде Нериньску и перешед Оку ста». Здесь к князю присоединились ханы половецкие, доводившиеся ему дядями по матери-половчанке. С помощью половцев и при поддержке могущественного суздальского князя Юрия Долгорукого Святослав Ольгович прибрал к рукам все вятические города. Археолог А. В. Арциховский по этому поводу заметил: «…Святослав был первым князем в Земле вятичей. Определенной столицы он не имел, но, по-видимому, Тешилов был тогда довольно важным пунктом». Москва, напротив, была в это время всего лишь селом, и, как сказано в Тверской летописи, только в 1156 году Юрий Долгорукий «заложил город Москву на устье Неглинной».

Итак, если бы судьба Тешилова сложилась не столь трагично, вел бы он свое летоисчисление, как и Москва, от 1147 года, то есть от года, под которым город впервые упоминается в летописях. Княжеские междоусобицы продолжались, и города вятичей постоянно подвергались разорительным нападениям то киевлян, то суздальцев. Лишь в период весенней и осенней распутицы да на время летних полевых работ князья приостанавливали свои походы. Наконец, в 1158 году Святослав Ольгович, сделавшись властителем огромного Черниговского княжества, включил в его состав города Земли вятичей, посадил в них наместников с дружинами.

В XIII веке все русские города, истерзанные междоусобицами, стали добычей жестоких кочевников. Вскоре после татаро-монгольского нашествия Тешилов вместе с другими городами окского правобережья перешел к рязанским князьям, родственникам убитого в Орде черниговского князя Михаила. К этому времени имя вятичей исчезло из летописей, а большинство вятических городов стали называться рязанскими.

В XIV веке правобережье Оки стало ареной борьбы между Московским, Рязанским и Литовским княжествами. Как и прежде, русские летописцы не повествуют о теперь уже рязанских городах. Но сведения о них все чаще начинают появляться в других письменных источниках. XIV век ознаменовался быстрым возвышением Московского княжества. Его южные границы распространились до Оки, а пограничным пунктом на московском берегу стал Серпухов. Упомянутый в завещании Ивана Калиты под 1328 годом как село, Серпухов 50 лет спустя превратился в центр удельного княжества с мощной дубовой крепостью. На правом, рязанском берегу значительных изменений не произошло. Но в документах появилось известие о существовании христианского храма в Тешилове. О нем свидетельствует церковная повесть, изложенная в «Никоновской летописи».

В 1378 году скончался митрополит Московский и Всея Руси Алексий. Претендентом на митрополичью кафедру выступил настоятель Ново-Спасского монастыря в Москве архимандрит Михаил, по прозвищу Митяй, человек умный, энергичный, «грамоте горазд зело», сыскавший себе благосклонность великого московского князя Дмитрия и быстро продвинувшийся по иерархической лестнице. Князь Дмитрий, будущий герой Куликовской битвы, избрал Митяя своим духовным отцом и назначил его хранителем великокняжеской печати, другими словами, доверил ему высокую государственную должность канцлера Московского княжества. С кончиной митрополита Алексея великий князь вопреки воли епископов отправил своего любимца в Константинополь для поставления в высший духовный сан и лично проводил его до Оки. В пути, уже у стен византийской столицы — места пребывания патриарха, Митяй внезапно заболел и умер. Смерть положила конец блестящей карьере попа Митяя — сына простого священника из города Тешилова, что на реке Оке. Надо полагать, родина любимца великого князя не осталась без внимания. Может быть, в память о Митяе Тешиловском обновили церковь, во всяком случае из строк церковной повести мы узнаем, что уже в первой половине XIV века в Тешилове существовал православный храм.

В то время как в Москве шла борьба за сан митрополита, Орду потрясла буря смут. Резня за власть в логове татарских ханов благоприятствовала освободительным стремлениям русских и приблизила день открытого выступления против иноземного ига. Великая битва на Куликовом поле закончилась победой россиян. А через два года русским городам пришлось снова испытать все ужасы татарского нашествия. На этот раз ордынцы пришли на Московское княжество, не тронув рязанских владений. По словам летописцев, Тахтамыш, «перешед Оку, прежде всех взял город Серпухов и посем Москву». Вел хана и указал ему броды на Оке давнишний враг Дмитрия Донского рязанский князь Олег. Ценой предательства Олег пытался уберечь свои города от разорения, но жестоко просчитался. Коварный хан, возвращаясь из Москвы, нарушил уговор и разорил города услужливого рязанца. Вслед за тем на рязанские земли обрушилась месть московского князя.

Совершенно опустошенными встретили XV столетие города Заокского края. Новый век принес новые беды. Тешилов пережил все ужасы сурового века. Как и многие порубежные города, он неоднократно сгорал дотла, но восставал из пепла. Сколько поистине драматических событий разыгралось на правом берегу Оки в одно столетие. В лютую январскую стужу 1408 года повторил нашествие Тахтамыша ордынский мурза Едигей: пожег русские города и увел с собой много пленных. По летописным данным, каждый татарский воин уводил в Орду по 40 россиян. Немало пострадал окский берег и от многочисленных походов литовских князей в рязанские земли. Присоединение Заокского края к Московскому княжеству в середине века не облегчило его судьбу. Напротив, оказавшись южной окраиной земель московских, край подвергался еще большему разорению. Не меньше десяти раз за столетие ханы Золотой Орды приходили к Оке. Но теперь уже московские ратники сдерживали врага на границах и не пускали за реку. Озлобленные ордынцы, опустошив правый берег, возвращались в свои степи, которые начинались за Куликовым полем. Наконец, в 1480 году москвичи, изгнав с берегов Оки полчища Ахмата, не только избавили свое княжество от постоянных нашествий, но и окончательно освободили Русскую землю от тягостного монголо-татарского ига.

Жертвой минувших нашествий пали правобережные города Колтеск и Лопасня — ближайшие соседи Тешилова. Они уже не встречаются в древних документах. Тешилов уцелел. В договорной грамоте 1483 года московского князя Ивана III с рязанским князем говорится: «…А что купля отца нашего. Великого князя Василия Васильевича, за рекою Окою, Тешилов и Венев, и Ростовец и иные места, и тем нашим землям с твоею землею рубеж от Оки, с усть Смедвы, вверх по Смедве до Усть-Песоченки через лес прямо к Осетру».

На протяжении четырех столетий в письменных памятниках упоминается Тешилов. К сожалению, писцовых книг о городе Тешилове, как и о Москве, не сохранилось. Но некоторые сведения о Тешиловском стане даны в описании Каширского уезда. В начале XVI века в основном закончилось формирование территории России. Для лучшего управления государством Иван III разделил все княжества на наместничества. Наместничества разделил на уезды, уезды на станы и станы на волости. Тешилов стал становым центром в Каширском уезде. Территория стана почти совпадала с той частью Серпуховского района, что в наши дни находится на правом берегу Оки. Сам Тешилов занимал площадь гораздо большую, чем сегодняшнее городище. Начиная лишь с XVI века дошли до нас сведения сколько-нибудь достаточные для описания города. Четыре столетия назад городище с деревянными стенами по валу являлось лишь крепостью, в которой находились двор княжеского посадника, дворы городовых приказчиков и церковь с дворами церковнослужителей — с десяток деревянных строений. Вдоль берега, по обе стороны крепости, стояли в ряд дома, образуя улицы. Эта часть города называлась посадом. Здесь жили рыболовы, перевозчики, стрельцы для «городового береженья» и «откупные таможенники с товарищи». Под крепостью у реки располагался торг, где крестьяне окрестных деревень торговали летом с телег, а зимой с саней всем, что давала им земля. Ремесленники, которых в Тешилове было немного, имели постоянные лавки. На торгу таможенники собирали пошлину с товаров, провозимых через стан, а площадные дьяки читали все княжеские указы. Здесь же производили суды и экзекуции. Рядом с торгом, на реке, был перевоз-переправа со всеми устройствами: причалом и перевознями — большими весельными лодками с помостом наверху. Сейчас территорию посада можно проследить по культурному слою, открывшемуся при строительстве нового шоссе к северо-востоку от города, и по террасе над дорогой с северо-запада. Основную массу неселения составляли крестьяне-земледельцы. Жили они слободами на холме рядом с крепостью. Таким образом, в лучшие времена весь город с посадом и слободками мог насчитывать не больше 200 дворов и примерно тысячу жителей.

На протяжении многовековой истории Тешилов, вероятно, никогда не был замком удельного князя, никогда не процветали в нем ремесла и торговля, он всегда был, в основном, городом земледельцев. Об этом свидетельствует и название церкви в Тешилове — Преображения Спаса, престольный праздник которой праздновался перед началом осенней страды. В этот день все жители города выходили в поле, где с последним лучом солнца провожали лето, а потом до ночи водили у реки хороводы, пели песни… Особые торжества бывали в первый день Троицы. Этот праздник, также связанный с земледелием, праздновался накануне цветения и колосения хлебов. Местные старики еще помнят древние праздники в Спас-Тешилове и называют до сих пор места у городища по старинке «селищем» и «торжищем»…

В XVI веке Тешилову пришлось выступить в новом качестве и стать на время стражем окских переправ. Начало века не предвещало ничего плохого. И пока на берегах Оки было затишье, принимались все меры к тому, чтобы предупредить нашествия кочевников. Московские земли от Оки до Дона великие князья раздавали служилым людям, в обязанность которых входила защита южных границ государства. Как и прежде, в Заокском крае приходилось жить с постоянной оглядкой на соседние степи и быть всегда начеку. Золотая Орда пала, но на смену ей пришло столь же хищное и коварное Крымское ханство. Очень скоро Заокский край имел несчастье познакомиться с незваными гостями из Крыма. За первым визитом последовал второй, третий…

До конца века крымскими татарами было совершено около 20 набегов. Из Крыма татарские орды продвигались к верховью Дона. Дальше, выбирая безлесные равнины для быстрого передвижения конницы, они кратчайшей дорогой выходили к Оке. Этот путь от Крыма до Оки назывался Муравским шляхом. Заканчивалась злополучная Муравская дорога окскими бродами в Тешиловском стане. Удобные подступы к реке, с холмов правого берега и луговой левый берег, давали возможность многочисленному войску без промедлений перейти реку. Летописцы, указывая места переправ, называют Сенькин брод, в семи километрах вниз от Тешилова, перевоз под Тешиловым и выше по реке безымянную переправу при устье Нары у Серпухова. Но перебраться за Оку было не так-то просто. От Калуги до Коломны московские ратники зорко стерегли берег, перекрыв все подступы к столице. Далеко в полях за Окой разъезжали дозорные отряды. От берега к югу были насыпаны курганы, на которых стояли вышки. День и ночь, держа наготове «кузовье с берестой и смольем для знака», несли службу сигнальные посты на вышках. Заметив огни вражеских привалов, тучу пыли, поднятую конницей, или сигнал своего разъезда, дозорные зажигали факел. Курганы располагались так, чтобы сигналы могли увидеть в Тешилове. Сохранился курган у деревни Балково, но другие, что были на полях Большого Грызлова, давно распаханы.

Сохранилось описание крепости сторожевых городов, подобных Тешилову. Крепость делалась тыном из дубовых бревен «двух сажен высотой, а изнутри забор дубовый. Ширина меж стен полусажени, засыпалась землей». Ворота были двойные; первые раздвижные, а вторые «промеж стен — опускная дубовая решетка». На воротах стояла башня, верх ее «надвое шатром, лубьем крыт». В приход крымцев на башне находилось по 20 стрельцов с пищалями. «На стенах, у бойниц, пушки медные с пушкарями», а в казне под церковью хранилось зелье для стрельбы. В крепости были дворы «осадных людей да наряд воротников и затинщиков». Как только тешиловцы узнавали о приближении татар, они тотчас поднимали главный полк береговой охраны, стоящий в Серпухове, и, уничтожив переправу, запирались в своей крепости. Но если к городу приближалось большое войско с артиллерией, горожане вместе с крестьянами соседних деревень скрывались в лесах. На левом берегу ратники успевали занять оборону у бродов либо отогнать неприятеля далеко в степи.

Каждый новый хан крымчан считал своим долгом устраивать «смотр берегов Оки». Ханы сменялись так часто, что иной раз на пять лет приходилось по походу. Прорваться за реку к Москве не всегда удавалось, зато в случае внезапного налета можно было пограбить русские уезды к югу от Оки. При удачном набеге татары уводили толпы пленных, чтобы продать их туркам в гребной флот или получить за них выкуп. Но нередко приходилось оставлять пленных, бросать награбленное и спешно уносить ноги. В такой набег лишь треть войска возвращалась в Крым из похода.

В 1571 году крымский хан Давлет-Гирей во главе стотысячного войска, вооруженного пищалями и пушками, пошел на Москву, чтобы отомстить московскому царю за взятие Казани и Астрахани. Необходимо напомнить о событиях, которые происходили в Московском государстве в это время. Недавние голод и моровая язва убавили население страны. Но большим злом обернулось правление грозного царя Ивана IV. Под предлогом искоренения тайных заговоров и крамолы в столице чинилась кровавая бойня. Сотни воинов погибли на эшафотах. Разгул насилия породил массовый страх. Князья и бояре, спасаясь от опалы, бежали в станы врагов. Опальные серпуховичи и каширяне примкнули к крымскому хану. Ушел к татарам и сын белевского боярина, прозванный Кудеяром-Разбойником. Встретив крымское войско в степи, Кудеяр известил хана об истреблении людей в Москве и, обещая хану легкую победу, тайно привел его к окскому берегу.

В знойный день 21 мая 1571 года крымцы благополучно перешли Оку у Сенькина и поспешили к Москве. Иван Грозный со своими опричниками ждал татар в Серпухове, в новой каменной крепости. Узнав о численности татарского войска, он позорно сбежал в Ростов, минуя свою столицу. Тем временем хан сжег Москву, а на обратном пути безнаказанно разграбил русские города и увел в Крым 150000 пленных. Летом следующего года, окрыленный успехом, Давлет-Гирей снова появился на берегах Оки. На этот раз его войско, подкрепленное нагайцами и султанскими янычарами, составляло 120000 человек. Московские воеводы заняли оборонительные позиции на берегу. Напротив всех переправ были сооружены надолбы и легкие укрепления их плетня и земли, за которыми укрылись ратники. Завязалась перестрелка. Под прикрытием пушечной пальбы крымцы безуспешно пытались перейти реку. Наконец, ночью татарам удалось сбить небольшой сторожевой отряд москвичей на Сенькином броде и прорваться на левый берег. Ночная тьма помогла татарам. Оставив часть войска продолжать перестрелку, хан тайком переправился под Сенькином и кромкой леса обошел оборонительные рубежи противника. Но утром русские воеводы сумели нагнать крымцев и остановить их в 50 км от Москвы.

Первого августа у Воскресенья в Молодях (ныне платформа "Колхозная") произошла решающая сеча. Огромное крымское войско было разбито. Вот как описал происшедшее опричник Ивана Грозного, немец по происхождению — Генрих Штаден, участником или свидетелем которого был он сам. «Крымский царь держался против нас на другом берегу Оки. Главный же военачальник крымского царя, Дивей-Мурза, с большим отрядом переправился далеко от нас через реку, так что все укрепления оказались напрасными. Он подошел, к нам с тыла от Серпухова. Тут пошла потеха! И продолжалась она 14 дней и ночей. Один воевода за другим непрестанно бились с ханскими людьми. Если бы у русских не было гуляй-города, то крымский царь побил бы нас, взял бы в плен и связанными увел всех в Крым, а Русская земля была бы его землей. Мы захватили в плен главного военачальника крымского царя Дивей-Мурзу и Хаз-Булата…». От пленников узнали, что «…города и уезды Русской земли — все уже были расписаны и разделены между мурзами, бывшими при крымском царе; было определено — какой кто должен держать. При крымском царе было несколько знатных турок, которые должны были наблюдать за этим: они были посланы турецким султаном по желанию крымского царя. Крымский царь похвалялся перед турецким султаном, что он возьмет всю русскую землю в течение года, великого князя пленником уведет в Крым и своими мурзами займет Русскую землю…». «Как и в прошлом году, когда спалили Москву, великий князь опять обратился в бегство — на этот раз в Великий Новгород…». После битвы на окском берегу «…все тела, у которых были кресты на шее, были погребены у монастыря, что около Серпухова. А остальные были брошены на съедение птицам. Все русские служилые люди получили придачу к их поместьям, если были пострелены, посечены или ранены спереди. А у тех, которые были ранены сзади, убавляли поместий, и на долгое время они попали в опалу».

После этих событий крымский хан 19 лет не решался пойти к Москве и надолго прекратились набеги на берега Оки. Летописцы не сообщают о том, что стало с Тешиловым после разгула опричнины и двух татарских походов. В Духовной грамоте Ивана Грозного, датированной августом 1572 года, говорится: «…сыну моему Ивану даю… город Каширу и с Заречьем, … и с волости за Окою рекою, Тешилово, Ростовец, Рославль, Венев, Мстиславль и иные места». Из грамоты видно только то, что Тешилов еще значится в числе городов.

Шесть лет спустя в Тешиловский стан прибыли царские писцы, чтобы описать земли и обложить все податное население налогами. Писцы застали стан наполовину разоренным. Из 735 дворов, находившихся в стане, 370 «пожгли крымские люди». Большинство полей заросли бурьяном. Сожжены деревни Якшино, Рогово, Грызлово, Городня — все те, что находились к югу, в верховьях речек Восьмы и Скниги. Ближайшие к Тешилову — Пущино, Балково и другие селения пострадали меньше. Писцы также сообщают, что переправы, кроме перевоза под Серпуховом, находятся в «заповеди и (перевозить) на них ныне не велено». Но о Тешилове не сказано ничего. Либо он сам «находился в заповеди» и в силу каких-то обстоятельств говорить о нем «было не велено», либо описание этого города просто не сохранилось. Можно предположить что Тешилов в это время был дворцовым владением и потому "не описывался вместе с владениями помещиков. Ближайшие из известных дворцовых сел Жерновка и Липицы с деревнями также не попали в писцовые книги. Не исключено и то, что город Тешилов постигла участь Каширы. В 1571 году Старая Кашира была дотла сожжена крым-цами, а отстроилась вновь через полвека уже на новом месте. Археологи прослеживают жизнь на Тешиловском городище до XVI века включительно. Начиная с XVIII века Тешилов как город уже не встречается в источниках, но как центр стана упоминается неоднократно.

После сооружения засечной черты протяженностью в 500 км, от брянских лесов до мещерских, линия обороны Московского государства постепенно, передвинулась на юг за Тулу. К концу столетия на берегах Оки стало спокойнее.

Правда, в 1591 году крымский хан Кызы-Гирей прорвался через линию засек и перешел Оку под Тешиловым… Возвращался в Крым он уже без войска, потерпев полный разгром на московской дороге. Тешилов, оказавшись в тылу, утратил значение сторожевого города и стал мирным земледельческим поселением. Деревянные стены крепости, если не были сожжены при последнем татарском набеге, то просто сгнили от времени и больше не восстанавливались (обычно деревянная крепость через каждые 50 лет «рубилась» заново). Для подтверждения нарушим хронологию и обратимся к более позднему документу. В 1637 году, опасаясь внезапного нападения крымцев и на случай прорыва оборонительной полосы засек, были обследованы крепости на Оке. В отчете правительству о результатах проверки, в частности, говорилось: «От Серпухова до Лопасны до Жерновские волости по Оке реке татарские перелазы многие; где хотят, тут и перелазят, а лесов больших и иных никаких крепостей нет. А ниже Лопасны в Каширском уезде, ниже Жерновской волости версты с две, по обе стороны Оки реки берега-круча и тут татаровя не лазят. А прежние крепости — по Оке реке с Московской стороны по берегу уставлен был тын в шесть рядов, и тот тын еще при царе Борисе выгнил и вода вымыла… Сваи биты блаженной памяти при царе Иване Васильевиче для татарского перелазу».

Tags: Ока, Пущино, история, окрестности, туризм, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments